вимкнути дудлвключити дудл

Ще одна вертикаль: у чому суть судової реформи. Forbes Україна. Ольга Додух

Форсб_Додух

Опубліковано мовою оригіналу

И как конституционные изменения и закон о судоустройстве скажутся на украинском бизнес-климате

Вчера парламентарии 281 голосом поддержали новую редакцию закона «О судоустройстве и статусе судей», закрепив 335 голосами конституционные поправки по судебной системе. О том, какие новшества ожидают судебную вертикаль власти, а также поможет ли это сделать бизнес-климат в Украине более благоприятным к  предпринимателям и инвесторам – в материале Forbes.

Большинство опрошенных Forbes экспертов и парламентариев такое решение Верховной рады восприняли с оптимизмом. Наиболее радостным сразу после голосования выглядел глава фракции «Народного Фронта» Максим Бурбак. На вопрос журналиста Forbes о том, какие риски может таить в себе судебная реформа, нардеп лишь расплылся в улыбке: «Давайте сегодня только о позитиве», – ответил он.

Однако к закону есть немало нареканий у его коллег по парламенту. Преимущественно – со стороны «Самопомощи» и «Радикальной партии Олега Ляшко», которые в ходе голосования отдали меньше всего голосов. Главным аргументом скептиков стала вероятность усиленного влияния президента на всю судебную вертикаль.

Накануне агитировать нардепов за принятие положительного решения по законопроектам в парламент прибыл Петр Порошенко в сопровождении «свиты» из Администрации президента, практически полный состав Кабмина Владимира Гройсмана, и даже экс-премьер Арсений Яценюк.

Forbes приводит трактовки свежепринятой судебной реформы и конституционных изменений как самими депутатами, так и экспертами и юристами.

Виктор Чумак, замглавы комитета ВРУ по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, внефракционный
В данном случае не столько конституционные изменения, сколько сам закон «О судоустройстве и статусе судей» – хороший.

Для меня самый главный плюс в нем – это тройная декларация: о доходах, декларация родственных связей и декларация благотворительности.

Второй плюс – в законе устанавливается трехуровневая система судопроизводства. Это местные суды, апелляционные суды и Верховный суд, который будет исполнять роль кассационной инстанции.

Устанавливается четкая специализация – административная, уголовная, хозяйственная и гражданская, а также создаются Большая Палата Верховного Суда и Общественный совет добропорядочности из 20 человек. И что немаловажно – появится Высший антикоррупционный суд.

К сожалению, при голосовании за закон нарушили регламент. Плохо начинать реформу правосудия с нарушения закона.

Переходными положениями закона предусмотрено, что до 2018 года президент имеет право по своему желанию «тасовать» – расформировывать, переформировывать и формировать – суды как захочет

Среди негативных сторон я бы отметил необязательность выполнения рекомендаций Общественного совета. Если, например, совет даст негативный вывод по той или иной кандидатуре, то Высший совет правосудия или Высшая квалификационная комиссия судей Украины имеет право его не учитывать. Еще недостатком является и то, что в состав Высшего совета правосудия не включили представителей общественности. Как мы знаем, наша общественность иногда лучше работает, чем некоторые [государственные] органы Украины.

Ну и переходными положениями закона предусмотрено, что до 2018 года президент имеет право по своему желанию «тасовать» – расформировывать, переформировывать и формировать – суды как захочет.

Изменит ли реформа судебную систему Украины, можно будет сказать лет через пять, не раньше. Завтра легче не будет, и даже послезавтра легче не будет, потому что этот процесс полноценно запустится со следующего года. И говорить о том, что завтра у нас улучшится бизнес-климат, и весь бизнес вздохнет спокойно и начнет радоваться – неуместно, ведь реформа рассчитана на несколько лет. Но она хотя бы запускает эти процессы, и выбор стоит между тем, чтобы оставить все как есть, либо голосовать за то, чтобы запустился процесс реформирования.

Максим Бурбак, глава депутатской фракции «Народный Фронт»

Я не буду приуменьшать роль нашей фракции, ведь эта реформа также инициирована «Народным Фронтом». И я убежден, что она будет самой действенной, и этот парламент запомнится, в первую очередь, именно тем, что впервые за 25 лет начал реально реформировать судебную ветвь власти.

Главное преимущество принятой реформы – это трехуровневая система судоустройства, ликвидация специализированных судов, что являлось «кормушкой» для судей, реальная возможность перезагрузить судейский корпус, а также допуск общественности к конкурсам и наборам судей.

Закоренелая система судов, коррупция и общее недоверие к судьям – все это привлекло к тому, что инвестиции в страну не заходят, бизнес не хочет инвестировать туда, где суд не может защитить инвестицию и частную собственность. Этим голосованием мы дали мощный сигнал для инвестора. Уверен, что это большой позитив.

Олег Березюк, глава депутатской фракции «Самопомiч»

К сожалению, эти изменения в судебной системе абсолютно фейковые и бутафорские. Они обесценивают саму идею, потому что Конституция – это основной закон прямого действия, где каждая запятая, буква и слово крайне важны, и не могут иметь несколько значений. То, что сейчас произошло – это многозначность. Прикрываясь добрыми намерениями, олигархическая система обеспечила себе безопасность в Конституции, которую в будущем не так-то просто будет изменить.

С одной стороны, теперь мы наконец-то сможем увольнять судей. Но с другой – кто это будет контролировать? Теперь олигархическая система сможет окончательно зацементировать судебную власть на последующие несколько лет, как это было сделано с прокуратурой. На место уволенных судей на протяжении следующих двух лет будут набираться новые исключительно монопольным правом президента Украины и другими олигархами.

Работая над этим документом, мы увидели огромные риски и пытались донести до наших коллег, что он требует серьезных изменений и доработок. Но это оказалось бесперспективным, и мы решили не голосовать.

Судебная система – самая консервативная из всех существующих. Даже в странах с успешными переходными демократиями она медленнее всего меняется, потому что невозможно изменить всех судей одновременно. Но это все осложнено идеей деспотизма и «рабовладения» в судах, когда судьи будут напрямую зависеть от власти под предлогом реформы правосудия.

Борис Кушнирук, экономист

На самом деле, на сегодняшний день в Украине тотальная коррумпированность судебной и прокурорской систем. Это не значит, что каждое решение судья принимает за деньги, просто не за каждое решение их ему дают. Он может принять 8 из 10 решений абсолютно корректно. Вопрос состоит в том, чтобы хотя бы 1% судей прошли проверку на детекторе лжи и рассказали, что они не принимали решений на денежной основе или «заказных» решений. Но это не сделает и 1%. При таком уровне коррумпированности рассчитывать на то, что судьи будут принимать справедливые решения, – не стоит.

Преимущество этой реформы в том, что она закладывает возможность для полной очистки судебной системы. Позитив также в том, что увеличен возраст, с которого человек может быть утвержден в статусе судьи. А вообще, его можно увеличить еще на 5-10 лет. Чтобы человек, который становится судьей, понимал, что это для него – последняя робота в жизни, а не начало карьеры. Судьям часто приходится принимать решения, в которых необходим просто жизненный опыт. В нормах закона нельзя прописать все случаи из жизни, и они всегда оставляют варианты для прецедента.

Ярослав Абрамов, старший юрист ЮК Prove Group

Реформа вступит в силу через три месяца с даты подписания, так что времени совсем немного. Проекты были поданы в понедельник, проголосованы в четверг, а уж что там изменилось по сравнению с результатами работы в Минюсте, публичных обсуждений, круглых столов и экспертиз – депутатам явно неизвестно.

Поскольку акцент делался на перестройку судебной системы, говорить о быстрых изменениях нельзя. Сейчас будут ликвидированы все высшие специализированные суды, переизбран по результатам конкурса ВСУ. Но ведь закон о судоустройстве предусматривает возможность создания специализированных судов для отдельных категорий дел. Регулироваться они будут отдельными законами, поэтому что это будет – антикоррупционный суд, антифискальный или еще какой-то – говорить рано.

На инвестклимат это не повлияет никак. В сторону улучшения, в краткосрочной перспективе – точно никак. Разве что может напугать инвестора и показать, что у нас изменение законодательства и переписывание Конституции – это способ существования

Кто будет заниматься контролем судебной системы? Президента от этой функции фактически отстранили, все должно перейти к Высшему совету правосудия. Вот только действовать этот орган начнет после его формирования согласно новому закону, которого пока нет в открытом доступе (то есть на сайте ВРУ). А ведь к его полномочиям отнесено назначение, увольнение и привлечение к ответственности судей (включая согласие на задержание). И – «вишенка на торт» – до конца апреля 2019 года может продлиться переходный период, в рамках которого все полномочия ВСП будет исполнять ВСЮ. Тот самый ВСЮ, на который было и есть столько нареканий.

Безусловно, речь идет о реформе – анонсированной давно, продавливаемой со стороны ЕС, МВФ и так далее, наверное, даже необходимой объективно. Судам в стране никто не верит. Но не такими темпами. Уже сейчас понятно, что переаттестация оставшихся судей может провалиться, как это было с МВД, или же просто превратится в аукцион.

На инвестклимат это не повлияет никак. В сторону улучшения, в краткосрочной перспективе – точно никак. Разве что может напугать инвестора и показать, что у нас изменение законодательства и переписывание Конституции – это способ существования.

Елена Волянская, советник юридической группы LCF

Внесение изменений в Основной Закон, а также принятие новой редакции Закона «О судоустройстве и статусе судей»  начинает масштабный перезапуск системы правосудия. Кардинально меняется архитектоника и вводится новая институциональная организация судебной системы Украины.

Несомненным плюсом, с нашей точки зрения, является достигнутый компромисс и сохранение специализации в судебной системе. Система окружных судов и апелляционных судов создается с учетом их специализации, кроме того, кассационные суды в системе Верховного суда, также будут специализированными: Кассационные хозяйственные, гражданские, уголовные и административные. Также создаются два новых высших специализированных суда: в сфере интеллектуальной собственности и антикоррупционный.

В процессе ликвидации и реорганизации судов будет обновлен и сформирован новый состав судей всех судов на основании обязательного квалификационного оценивания, при этом ожидается приток в систему представителей  научного и  адвокатского сообщества. В то же время в состав нового судейского корпуса могут не попасть наиболее профессиональные и достойные представители действующих судей, что может негативно сказаться на эффективности работы новых судов.

Принятым законом изменен подход к материальному обеспечению судей, существенно повышены зарплаты, благодаря чему в органы правосудия смогут прийти наиболее квалифицированные кадры, что позитивно отразится на качестве правосудия.

Во время переходного периода следует ожидать нового витка турбулентности в работе судебной системы. Непрогнозируемость судебных решений, неопределенность в принятии и рассмотрении дел, а также в сроках разрешения споров, все это зона риска для граждан и бизнеса.  Кроме того, в настоящее время не приняты изменения к процессуальным кодексам, поэтому мы не можем с определенностью сказать, каких новшеств следует ожидать, и какие риски для наших клиентов вызовут ожидаемые изменения.

doduh_7Ольга Додух, старший юрист практики решения конфликтов и споров Juscutum

Эти изменения прежде всего скажутся на работе юристов и адвокатских компаний: другая система судов, опять изменения юрисдикции, поэтапная адвокатская монополия. Сейчас мы возвращаемся к чуть «апгрейнутому» варианту той судебной системы, которая существовала до 2010 года, с единственным кассационным Верховным судом.

Бизнесу же на самом деле все равно, какой суд защитит его права. Важно, чтобы суд был справедлив, а процесс – максимально быстрым и дешевым. Вряд ли бизнес и общество почувствует разницу от того, что, к примеру, было три суда кассационной инстанции, а вместо них будет четыре палаты одного Верховного суда.

Справедливость и качество судебной системы должны гарантировать целый ряд антикоррупционных норм, которые заложены в законе. Но любая норма права – это инструментарий в руках человека. Оценить закон полной мерой можно будет лишь спустя некоторое время. Практика выработает слабые и сильные места. А у коррупции всегда есть имя и фамилия. Закон о судебной системе, по большей мере, политический, поэтому качество его реализации будет зависеть больше от политической воли.

Андрей Гук, партнер Юридической фирмы «Анте»

Судя по тому закону, который принят, не могу сказать, что произойдет главное – замена судейского корпуса и ответственность судей за принятые решения.

Поэтому переименование Совета юстиции в Палату и перемещение кассационных судов под крышу Верховного суда – это не то, что решает проблему судопроизводства.

Главная проблема – это повышение требований к судьям, их зависимость от органов власти и ответственность за неправосудные решения. А ее реформа, по моему мнению, решает недостаточно.

На бизнес-климате это пока никак не отразится. А отразится только тогда, когда бизнес увидит, что судебные органы действительно принимают законные и справеливые решения.

Александр Живаго, адвокат, исполнительный директор Ассоциации выпускников КИМО

Судебная реформа является этапом революции элит. Так, согласно переходных положений Закона о судоустройстве и статусе судей будут уволена практически вся верхушка судебной пирамиды (Верховного суда и высших кассационных судов), а судьи других судов будут просеяны сквозь сито имущественных и репутационных тестов.

Примечательно, что невзирая на радикальный характер новшеств, они были утверждены широким консенсусом из 335 из  391 народных депутатов, присутствующих в зале. Так, из фракции БПП за законы проголосовал 138 депутатов, Народного фронта – 80, «Оппозиционного блока» – 38, Радикальной партии – 1, «Батьківщини» – 13, «Відродження» – 22, «Воля народу» – 18, а также 25 внефракционных. От «Самопомощи»  не поступило ни одного голоса. Интересно, что базовый закон о судоустройстве оставляет лазейку для счастливых обладателей мантии: при прочих равных условиях  судьи высших кассационных инстанций будут иметь преимущество во время конкурса в Верховный Суд.

Вследствие всеобщего применения законности будут извлечены наиболее токсичные элементы элиты, что обесценит в обществе коррупционную практику и откроет шлюзы для формирования нового управленческого класса

Судьи в Украине находились на вершине коррупционной пищевой цепочки, которая сформировала современное общество с момента распада СССР. В то же время, как люстрация, так и судебная реформа, удаляя наиболее прогнившие части этой матрицы, которая фактически стала кровью и плотью нашей реальности, не разрушает ее фундамент.

В процессе революции элит указанные социальные категории должны будут  подтвердить легальными источниками происхождение имущества, образ жизни свой и/или родственников перед независимой комиссией. В случае провала, к таким людям должны быть применены меры социальной защиты: штраф и поражение в правах. Последнее означает, прежде всего, временный запрет быть избранным в органы государственной власти и местного самоуправления либо занимать назначаемые должности.

Вследствие всеобщего применения законности будут извлечены наиболее токсичные элементы элиты, что обесценит в обществе коррупционную практику и откроет шлюзы для формирования нового управленческого класса.

Forbes Украина