вимкнути дудлвключити дудл

Реформували, реформували, та не виреформували (банківська сфера). Юрист&Закон. Ольга Додух

doduh_7

Опубліковано мовою оригіналу

Ольга Додух,

старший юрист практики решения конфликтов и споров Juscutum

Делать прогнозы по изменениям в банковской сфере нынче – задача скорее для передачи “Битва экстрасенсов”, чем для аналитиков. Прошлый, 2015-й, год был насыщенным на законодательные новшества. НБУ и Верховная Рада пытались удержать на плаву шатающийся банковский сектор. Вкладчики и клиенты банков продолжили борьбу за остатки средств в неплатежеспособных банках. Фонд гарантирования вкладов и НБУ получили при этом больше положительных решений, чем клиенты банков. Регуляторы мгновенно отреагировали на судебную практику и в 2015 году успели внести изменения в ЗУ “О системе гарантирования вкладов физических лиц”, закрыв последнюю лазейку клиентам банков и усилив полномочия Фонда. Клиенты банков также столкнулись с постоянно меняющимися правилами регулирования валютной сферы. НБУ провел внутреннюю реформу.

Такое количество реформ негативно отразилось на доверии к банкам, что в свою очередь за весь 2015 год усилило отток средств из банковского сектора и усложнило задачу банкам в привлечении депозитов. Не в лучшую сторону изменилась ситуация с возвратами проблемных кредитов: должникам по-прежнему нечем платить и суммы долгов продолжают расти. Резервы банков требуют больше капитала.

Станет ли 2016-й годом качественных и позитивных изменений? Посмотрим. Сейчас уже можно очертить общие тенденции, заложенные в этом году.

  1. В 2016 году НБУ ужесточит правила работы банков, нормативы финансового мониторинга и контроль за банковской деятельностью.

Например, порядок проведения финансового мониторинга содержит положение о ежеквартальной отчетности в НБУ по управлению рисками и вопросам оценки рисков в сфере финансового мониторинга (постановление НБУ № 920 от 23.12.2015). Этим же постановлением увеличен срок возможной проверки банка с 20 до 30 дней, который также может быть продлен теперь на 30 дней. Систематическим нарушением банком законодательства о финансовом мониторинге будет считаться применение двух мер влияния (санкций) на протяжении двух лет и/или установление фактов совершения рисковой деятельности (постановление НБУ № 862 от 03.12.2015).

Банки в 30-дневный срок должны будут уведомлять НБУ об изменениях в структуре собственности банковской группы и видах деятельности ее участников. И структуру собственности необходимо будет подавать теперь в более широком виде (постановление № 880 от 11.12.2015).

Анализ ряда других нормативных актов НБУ говорит о том, что регулятор продолжает усиливать контроль за деятельностью банков. И эта тенденция, судя по всему, сохранится в следующем году. Но насколько этот контроль позволит избежать последствий, которые уже ощущает рынок, покажет время.

  1. В 2016 году продолжится работа по очищению банковского рынка от неплатежеспособных и “неблагонадежных” банков.

В канун нового года НБУ отозвал некоторые лицензии мелких банков. Рынок продолжает переживать не лучшие времена, поэтому работу по выведению неплатежеспособных банков будем наблюдать и в следующем году.

В 2015 году судебная ветвь власти выдала знаковое решение о признании незаконной бездеятельности НБУ в отношении ПАО “Брокбизнесбанк”. В контексте данного решения и реорганизации самой структуры НБУ, в рамках которой уже уменьшен штат регулятора, можно предположить, что нынешнее количество банков в государстве неприемлемо. НБУ не в состоянии обеспечить желаемый им контроль всех субъектов в своей сфере. Исходя из этого, можно предположить, что будем наблюдать тенденцию количественного уменьшения банковских учреждений.

В 2015 году были расширены полномочия Фонда гарантирования вкладов физических лиц, что повлекло огромное количество уведомлений о ничтожности сделок. Это говорит или о единой позиции Фонда в отношении ряда сделок, совершенных банком и клиентом, или о механизме решения проблем Фонда на фоне огромного количества неплатежеспособных банков. Но поскольку закон не имеет четкого положения о критериях таких ничтожных сделок, Фонд достаточно широко злоупотреблял этим правом в 2015 году. В большинстве своем такие уведомления клиенты банка пошли обжаловать в суд и получили позитивные решения. Учитывая колоссальное количество пострадавших вкладчиков и клиентов банка, а также возможность продолжения политики выведения банков с рынка, можно прогнозировать, что суды будут серьезно загружены такой категорией дел и в 2016 году.

  1. 2016 год принесет новость из КСУ в отношении конституционности ЗУ “О системе гарантирования вкладов физических лиц”

Механизмы реализации ЗУ “О системе гарантирования вкладов физических лиц” в 2015 году вызвали много нареканий на Фонд и на его нормы в целом. Позиция Фонда и системные нарушения прав клиентов банков привели к тому, что в 2015 году было инициировано обращение в Конституционный Суд на предмет соответствия Конституции положений Закона в целом.

Решение КСУ в отношении конституционности указанного Закона может существенно повлиять на всю банковскую систему. Особенно на банки, которые находятся на стадии временной администрации или ликвидации, проводимой Фондом. Признание неконституционным Закона может повлечь вал сделок и заявлений от клиентов банков о переводе прав и обязанностей по кредитным и депозитным договорам, фактическом выкупе кредитов за счет зависших денег и ряд других сделок. Это уменьшит активы банка на продажу, а самым проворным даст шанс сберечь свои средства. При этом большая часть вкладчиков может остаться ни с чем. Банки уйдут в процедуру банкротства в общем порядке и на несколько лет.

КСУ уже несколько раз откладывал решение по данному делу. Но в 2016 году получим ответ и поставим точку в этом вопросе.

  1. До сих пор нет сведений о судьбе закона о реструктуризации валютных кредитов.

Весь 2015 год обсуждались различные варианты решения проблемы валютных заемщиков в связи с резким скачком курса валют в стране. Даже были выпущены некоторые меморандумы. И хотя вопрос не решен, все ждут информацию о судьбе законопроекта № 1558-1 о реструктуризации валютных кредитов, который в начале декабря отправлен на подпись Президенту. Законопроект был принят со скандалом в июле 2015 года, и уже 2016 год поставит точку в отношении этого законопроекта. Вступление в силу такого закона в принятой редакции существенно отразится на банковском секторе и реально затронет всю экономику страны. Прогнозы экспертов предупреждают о последствиях реализации этого законопроекта, но позиция Президента пока не ясна. И хотя вероятность реального вступления в силу данного законопроекта туманна, исключать эту возможность не стоит.

  1. Интересными представляются слухи вокруг процедуры прямого ареста счетов в банках в рамках хозяйственных и гражданских судебных дел.

В конце 2015 года об этой инициативе заявил директор Департамента Министерства юстиции по вопросам судебной работы и банкротства Александр Олейник. Соответствующие нормы должны быть внесены в ряд законов согласно обязательствам перед МВФ. Предположив претворение в 2016 году данной инициативы в жизнь, можно сказать, что должникам в свете такой новеллы будет гораздо сложнее уклоняться от выполнения своих обязательств, а у кредиторов появится больше шансов вернуть свои деньги. Должникам сейчас не составляет труда уйти от ответственности, имея просто хорошие отношения с банком и его сотрудниками, которые предупреждают о получении определения суда об аресте, давая возможность вывести со счета деньги в кратчайшие сроки. Поэтому если механизм реализации прямого ареста счетов будет надлежащим образом выписан, есть шансы получить действенный механизм защиты прав кредиторов. Однако в реалиях нашего государства и судебной системы это может существенно усложнить борьбу с рейдерами и недобросовестными партнерами по бизнесу, которые за последнее время значительно активизировались.

Исходя из практики нескольких предыдущих лет, создается впечатление, что регулятор и законодатель пока реагируют на точечные всплески и изменения ситуации в банковском секторе, пытаясь закрыть накопившиеся ошибки прошлых периодов. Пока не видно какого-то системного и реального решения выведения сектора в позитивную тенденцию и единого вектора решения проблемы. Государственный аппарат продолжает импровизировать и решать проблемы усилением контроля. И хотя наличие контроля в банковском секторе не спасло от краха больших банков и беспрепятственного выведения денежных потоков из банков, регулятор продолжает попытки именно усилением контроля решить существующие проблемы. Клиенты банков подстраиваются, не имея альтернативы, и, кажется, их мало кто слушает. Банки пытаются выжить, хотя им явно дают понять, что сделать это смогут не все. Хочется верить, что 2016 год принесет решение затянувшихся проблем в банковском секторе, без нормального функционирования которого невозможно развитие экономики. Пока, правда, предпосылок для оптимизма нет.

Юрист&Закон 01.01.2016 – 14.01.2016, № 01

ПДФ-статья